Архив внешней политики Российской империи

Identity area

Identifier

Authorized form of name

Архив внешней политики Российской империи

Parallel form(s) of name

  • Archive of Foreign Policy of the Russian Empire
  • Archives de la Politique Extérieure de l'Empire Russe
  • Archiv der Außenpolitik des Russischen Reiches

Other form(s) of name

  • Архив внешней политики России (-1992-02)
  • AVP RI
  • АВП РИ

Type

Contact area

Type

Address

Street address

ул. Большая Серпуховская, 15

Locality

г. Москва

Region

Country name

Russia

Postal code

113093

Telephone

+236 52 01

Fax

Email

URL

Note

 

Head of archive: Irina Vladimirovna Popova

Type

Address

Street address

Locality

Region

Country name

Postal code

Telephone

+7 499 236-83-97; +7 499 236-74-93

Fax

Email

URL

Note

Description area

History

The archive was established in 1946 on the basis of records from the prerevolutionary Moscow Main Archive of the Ministry of Foreign Affairs (MGAMID), the Main Archive of the Ministry of Foreign Affairs (GAMID) in St. Petersburg, and also the Chancellery of the Ministry of Foreign Affairs of the Russian Empire. In October 1992 the archive was renamed AVPRI, and since 1993 operates as a division of IDD MID.
The eighteenth-century division contains records from the prerevolutionary Moscow Main Archive of the Ministry of Foreign Affairs (MGAMID), which had remained the main depository for official diplomatic records until the early 1830s. Nineteenth- and early twentieth-century complexes include: holdings of the former St. Petersburg Main Archive of the Ministry of Foreign Affairs (GAMID); records which had been retained in the chancellery archive of the Foreign Ministry itself in St. Petersburg; and records of various Russian embassies, missions, and consulates abroad.

28 февраля 1720 г. Петром I был издан “Генеральный регламент государственных коллегий”, специальная глава которого посвящалась архивам и предписывала сосредоточить все документы центральной власти страны, кроме финансовых, в архиве Коллегии иностранных дел.11 Полное собрание законов Российской империи (далее - ПСЗРИ), СПб., 1830, 1 собр. т. VI, № 3534.
Так было положено начало Московскому и Санкт-Петербургскому архивам Коллегии. В Московском архиве Коллегии иностранных дел (МАКИД) были сконцентрированы материалы, потерявшие оперативное значение, документы Посольского приказа - внешнеполитического ведомства России до Коллегии. В их числе находились унаследованные Посольским приказом остатки Московского великокняжеского и царского архивов XIV-XVI вв., документы о дипломатических связях русского государства в период XV - начала XVIII в., уникальная библиотека рукописей, ценнейших изданий русских и западноевропейских авторов.
Санкт-Петербургский архив КИД стал архивом текущих дел. Туда поступала по истечении трех лет текущая дипломатическая переписка.
В 1720 г. в КИД была составлена инструкция первому русскому архивариусу, переводчику А. Д. Почайнову “О разборке и описании дел архивов Коллегии”. Ему предписывалось сначала упорядочить дела в коллежском архиве в Петербурге, а затем в Москве и “тамо обретающиеся в Посольском приказе государственные и прочие старинные дела, взяв ведомость, что по прежним указам там разобрано, разобрать и учинить оным обстоятельное описание по государствам и регистрам с нумерами”. Документы в “столбцах” архивариус должен был переплести в книги, “расклея столпы против данного ему образца”.22 АВП РИ, ф. Внутренние коллежские дела (далее - ВКД), оп. 2/6, д. 1, л. 260.
Инструкция определяла также место нахождения архива в Санкт-Петербурге: “И занять на архив канцелярии Коллегии иностранных дел исподние палаты и в них один стол с сукном, а прочие - простые, и сделать шафы, столы и скамей и что потребно будет и дать двух сторожей для хранения. И которые подъячие к делам архива определены будут, оных к другим делам не иметь, а быть им при том деле безотлучно”33 Там же, л. 261-261об.. С 1732 г. ГКИД и ее архив размещались в знаменитом здании “Двенадцати коллегий” на Васильевском острове.
Архив Коллегии в Москве в первой половине XVIII в. располагался в здании Приказов в Кремле, затем - на Ростовском подворье близ Варварки, а далее был перемещен в палаты Е.Украинцева на Покровке (Хохловский пер, 7), где находился до 70-х годов XIX столетия.
Инструкция, данная первому русскому архивариусу, регламентировала разборку и описание дел и во многом определила такую работу в архивах внешнеполитического ведомства на протяжении длительного времени. 1720 г. можно считать датой окончательного создания первого официально оформленного государственного архива России. В списках чиновников Коллегии иностранных дел 1721 г. упоминался следующий состав архива в Санкт-Петербурге: архивариус Алексей Почайнов, один канцелярист и семь копиистов. Там же, л. 32-32об. В Москве также оставались чиновники, занимающиеся архивами.
Уже в конце 1720 г. оба архива выполняли справочную работу по заданию руководства Коллегии иностранных дел. Например, 2 декабря 1720 г. из КИД в Санкт-Петербурге просили “искать со всяким прилежанием” в Москве документы со отношениях России с Польшей начала XVIII в.; материалы, “потребные... к сочинению истории, которая продолжается в кабинете с.ц.в.-ва и т.д. Богоявленский С.К. 200-летие бывшего Московского главного архива МИД. - Архивное дел. - вып. II. М.-Л., 1925, с. 3. В Петербургский архив трактаты, заключенные Россией с иностранными государствами, передавались вскоре после их подписания. Так, договор со Швецией, заключенный в Ништадте 30 августа 1721 г., был передан в архив 27 сентября того же года. АВП РИ, ф. Приказные дела новых лет, оп. 15/1, 1720г., д. 3, б/л.
Связь между текущим (Санкт-Петербургским) и историческим (Московским) дипломатическими архивами проявлялась в том, что дела Санкт-Петербургского архива, потерявшие практическое значение, перевозились в Москву.
В МАКИД в первой половине XVIII в. были значительные для того времени штаты - шесть человек, так как здесь хранились документы на многих языках и нужны были квалифицированные сотрудники - переводчики. Причем, руководство КИД отмечало, что “к архиву нужно определить чиновников из Московской конторы Коллегии, также и из посторонних, сколько необходимо надобно набрать способных и надежных людей”, ибо “пересмотр, разбор и порядочное описание дел в архиве довольно времени требует, то, вероятно, только надобно старание иметь, чтоб не проходило время напрасно”. АВП РИ, ф. ВКД, оп. 2/6, д. 2057, л. 2/2об. Интенсивная работа по разборке и описанию документов МАКИД началась еще при М.Г.Собакине, возглавившем архив в 40-60 годы XVIII в.
Во второй половине XVIII - первой четверти XIX в. МАКИД стал заметным историко-культурным центром Москвы. Архиву удалось навести порядок в учете и хранении документов, которые стало легче использовать при составлении справок для нужд ГКИД и публикаций.
МАКИД известен также как первый архив России, начавший публикацию документов. В 70-е годы XVIII в. в этой работе участвовал замечательный русский просветитель Н.И.Новиков. В 1811 г. по инициативе министра иностранных дел России Н.П.Румянцева при архиве была создана Комиссия печатания государственных грамот и договоров, которая ставила своей целью издание дипломатических и других материалов государственной важности. Комиссия, работавшая на протяжении почти всего прошлого столетия, выпустила пять томов государственных грамот и договоров (четыре тома в 1813-1828 годах, пятый том - в 1894 году), включивших более 1000 исторических документов XIII - XVIII вв.
В конце XVIII - первой половине XIX в. в архивах внешнеполитического ведомства, служили видные общественные деятели, дипломаты, публицисты, историки, писатели, в частности, П.Б.Козловский, Д.П.Северин, братья Киреевские, П.М.Строев, К.Ф.Калайдович, М.П.Погодин, Д.В.Вене-витинов, А.К.Толстой, декабрист Н.И.Тургенев, Н.П.Огарев, А.Н.Афа-насьев и др.
После нескольких лет работы в архивах молодые люди могли поехать для окончания образования в заграничные университеты, получить место в российских посольствах и миссиях за рубежом. В 1802 году Бантыш-Каменский, направляя в Санкт-Петербург именной список служащих Московского архива, в частности, писал: “Да неустрашит... толь великое число чиновников. Все сии молодые, благородные люди служат без жалованья, занимаясь переводами, описью дел и разными выписками по присылаемым из Коллегии указам, и сим приуготовляют себя к дальнейшей для государства службе”. АВП РИ, ф. Административные дела (далее - АД), III-1, 1802г., д. 1, л. 3.
Представители многих аристократических фамилий значились здесь юнкерами, актуариусами, переводчиками: Голицыны, Долгорукие, Волконские, Трубецкие, Гагарины, Новосильцевы, Толстые, Булгаковы. Именно об этих “архивных юношах” А.С.Пушкин писал в седьмой главе “Евгения Онегина”: “Архивны юноши толпою на Таню чопорно глядят”... Общественный деятель и литератор середины XIX в. А.И.Кошелев, в молодости также служивший в МАКИД, вспоминал, что “архив прослыл сборищем блестящей московской молодежи, и звание “архивного юноши” сделалось весьма почетным, так, что впоследствии мы даже попали в стихи начинавшего тогда входить в большую славу А.С.Пушкина”. Автократова М.И., Буганов В.И., Сокровищница документов прошлого. М., 1986, с. 38.
А.С.Пушкин в 1831-1837 годах был чиновником Санкт-Петербургского Главного архива МИД. В архивах министерства великий поэт изучал материалы о Емельяне Пугачеве и эпохе Петра I.
В старинный московский особняк близ Покровки, где был расположен Московский Главный архив МИД России, Пушкин приходил “рыться в архивах”. Кстати, это выражение им же и пущено в оборот. В мае 1836 г. по приезде в Москву он в последний раз работал в архиве МИД. О службе А.С.Пушкина в МИД см.:- Вестник МИД СССР.- 1988.- № 12, с. 66-74; Турилова С.Л. Автографы А.С.Пушкина в Архиве внешней политики России. - Дипломатический ежегодник.- М., 1992, с. 223-227. Она же. Пушкин на дипломатической службе. - Международная жизнь - 1999, № 6
В 1802 году было образовано Министерство иностранных дел России, однако, Коллегия иностранных дел еще продолжала существовать параллельно с МИД до 1832 года. С 1802 по 1832 год роль основного (общего) архива МИД выполнял Санкт-Петербургский архив Коллегии иностранных дел, в котором хранилась как коллежская, так и вся министерская переписка “двух последних царствований”. Санкт-Петербургский архив делился на секретный и публичный архивы (отделения). В 1801 году в этом архиве выделяется особое хранилище, где началась концентрация материалов, специально отбиравшихся из личных императорских канцелярий, государственных и личных архивов. Так создавался будущий Госархив, где хранились документы особой политической и государственной важности.
В секретном отделении Санкт-Петербургского Главного архива имелось две палаты: трактатная и министерских дел.
В трактатной палате хранились трактаты, конвенции, декларации, протоколы, ратификации, полномочия, полное собрание всех “негоциаций”.
В палате министерских дел - бумаги по сношениям с европейскими державами, азиатские дела, бумаги по цифирной экспедиции, именные указы, определения секретной экспедиции, журналы депеш, общие конференциальные записи, дела по частным комиссиям, письма частных лиц и ответы на них, доклады, мнения по политическим делам, письма и записки статс-секретарей, генерал-прокурора, государственного казначея и других должностных лиц по секретным делам и ответы на них, печатные экземпляры трактатов, деклараций, манифестов.
В публичном отделении хранились: дела о приеме штатных и сверхштатных сумм, о денежных выдачах, “печатные дела”, паспортные дела, дела служащих Коллегии чиновников и послужные списки, дела о наследственных и других исках, протоколы публичной экспедиции Коллегии и сенатские указы, переписка с Синодом и другими присутственными местами.
В Московском архиве Коллегии сохранялись все “старые дела”. В трактатной палате МАКИД - внутренние государственные бумаги, трактаты, грамоты. В общем хранилище МАКИД - министерские дела, дела бывшего Посольского приказа и Коллегии иностранных дел, а также материалы, поступившие из других мест, в частности, из состоявших в ведомстве иностранных дел приказов, архивная библиотека
В 1822 году при архиве Коллегии в Санкт-Петербурге была учреждена особая комиссия для приведения в порядок архива министерской канцелярии за 1812 - 1819 годы. В 1827 и в 1856 годах были разработаны специальные программы расположения дел, с помощью которых и проводилась работа по систематизации вновь поступающих дел. Горяинов С. 1812 г. Документы Государтвенного и Санкт-Петербургского Главного архива. СПб., 1912, с. 3-11; Мазаев В.И., Чернецов А.В. Архив внешней политики России. - Новая и новейшая история. - 1978,№ 6, с. 17.
Указом от 10 апреля 1832 г. структура МИД России, образованного в 1802 году, была изменена: окончательно упразднялась ГКИД. В указе особо отмечалась принадлежность к МИД трех архивов, получивших название главных: два в Санкт-Петербурге и один в Москве. Бывший Санкт-Петербургский архив был разделен на два: в Первом Главном архиве подлежали хранению дела всех департаментов МИД и документы ГКИД с 1801 по 1832 год, имевшие практическое значение для повседневной дипломатической работы. Второй Главный архив предназначался для особо важных и секретных политических документов, в том числе, касающихся истории царской семьи. В Московском главном архиве МИД (МГАМИД) хранились дела с 1256 по 1801 год.
В 1834 году Первый Главный архив был переименован в Санкт-Петербургский Главный архив МИД России, а Второй главный архив получил название Государственного архива МИД. В отечественном архивоведении его называют “Государственный архив Российской империи”.
В Санкт-Петербургском Главном архиве создаются два отделения: в первое отделение была сдана политическая переписка, отложившаяся во Временной канцелярии министра, начиная с 1801 года; во второе вошли документальные материалы публичной экспедиции Коллегии за 1801 - 1832 годы. В дальнейшем во второе отделение Санкт-Петербургского Главного архива поступали материалы из Азиатского департамента; департаментов внутренних сношений, фамильных дел и некоторых местных учреждений МИД.
Наиболее массовое поступление документальных материалов произошло в 1868 году, когда существовавшие до этого архивы департаментов МИД были упразднены и их документы передали в Санкт-Петербургский Главный архив. Во втором отделении архива материалы распределялись по искусственно созданным разрядам, подразделявшимся на роды. В результате такого разделения фондовая принадлежность документов была нарушена, и дела одного и того же департамента, оказались распыленными по нескольким разрядам.
В 1864 году архивы МИД в Санкт-Петербурге были соединены под руководством одного директора Государственного и Санкт-Петербургского Главного архивов МИД. По мнению руководства МИД, такое соединение должно было “облегчить собрание всех сведений по важнейшим предметам государственного управления, по делам особо секретным и по дипломатии”.
В XIX - начале XX в. архивы МИД России проводили большую работу по обеспечению сохранности, систематизации дел, приемке документов из департаментов и загранучреждений МИД, составлению справок, обзоров. Продолжалась их исследовательская и публикаторская деятельность.
С 1874 по 1909 год МИД России издал под редакцией Ф.Ф.Мартенса “Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами”, начиная с 1648 года (вышло 15 томов). В 1880 году было предпринято периодическое издание: “Сборник Московского Главного архива МИД”, вышедшее в 1880 - 1900 годах в семи выпусках. Сборники издавались для ознакомления с составом и содержанием документов архива и его богатейшей библиотеки. Со второй половины XIX в. заметно усилилась издательская деятельность самого Министерства иностранных дел, в котором наряду с архивами участвуют и некоторые его политические департаменты. Так, была продолжена, начатая в 1852 году, публикация “Трудов русской духовной миссии в Пекине”. В 1857 году издан третий, а в 1861 году - четвертый том “Трудов”. В 1861 году стал выходить “Ежегодник МИД”, в котором, кроме справочных сведений по самому ведомству в период 1862 - 1916 годах, печатались также и важнейшие дипломатические документы. В 1861 - 1862 годах Комиссия печатания государственных грамот и договоров при Московском Главном архиве издала в четырех выпусках сборник “Письма русских государей и других особ царского семейства”, подготовленный директором Московского Главного архива М.А.Оболенским.
В конце XVIII - первой половине XIX в. ученые допускались в архивы МИД только с личного разрешения царя. При министре иностранных дел А.М.Горчакове в 1868 году исследователи впервые получили широкий доступ в архивы МИД. Внося предложение об открытии архивов для ученых, А.М.Горчаков в записке в Государственный совет отмечал, что “архивы МИД представляют собой богатое собрание материалов для отечественной истории. Имея в виду ту пользу, которую может извлечь историческая наука от исследования этих материалов, я нахожу возможным открыть доступ в архивы для благонадежных посторонних лиц. Оценку этой благонадежности всего ближе предоставить директорам архивов, на которых должно быть также возложено наблюдение, чтобы документы, имеющие значение тайны, вовсе не были сообщаемы посторонним лицам”. АВП РИ, ф. СПб. Главархив, IV - 34, оп. 145, 1865 г., д. 1, л. 278.
Приблизительно тогда же в архивах МИД было введено правило об обязательном предоставлении исследователями архиву одного экземпляра своей работы - правило, действующее и поныне.
Выдающиеся русские историки В.Н.Татищев, М.В.Ломоносов, М.М.Щербатов, Н.М.Карамзин, С.М.Соловьев, В.О.Ключевский, Н.И.Костомаров, С.Ф.Платонов, Ф.Ф.Мартенс, П.П.Пекарский, писатель Л.Н.Толстой и другие изучали документы архивов ГКИД - МИД.
Во второй половине XIX - начале XX в. чиновниками архивов были архивисты, археографы, собиратели древностей, историки, такие, как М.А.Оболенский, П.И.Бартенев, С.М.Горяинов, Н.П.Павлов-Сильванский, С.А.Белокуров, С.К.Богоявленский, В.А.Уляницкий. Служил в Государственном и Санкт-Петербургском Главном архивах МИД в 1898-1904 гг. и будущий нарком иностранных дел Г.В.Чичерин, один из авторов “Очерка Министерства иностранных дел. 1802-1902”, - важного источника сведений по внешней политике России нового времени. Очерк Министерства иностранных дел. 1802-1902. СПб., 1902.
Традиционно мидовские архивы в Москве и С.-Петербурге возглавляли известные дипломаты, историки, архивисты, такие, как уже упоминавшиеся, Г.-Ф.Миллер, А.Ф.Малиновский, Н.Н.Бантыш-Каменский, а также В.А.Поленов, К.К.Злобин, П.Б.Мансуров, С.С.Лошкарев, П.Г.Дивов, П.М.Юдин - одноклассник А.С.Пушкина по Царскосельскому лицею, Ф.И.Гильфердинг, М.А.Оболенский, Ф.А.Бюлер, П.А.Стюарт - коллекционеры, собиратели древностей; С.М.Горяинов, В.Е.Львов, Н.В.Голицын, С.А.Белокуров.
В 1870 году Министерству было передано здание Московского горного правления на Воздвиженке. После перестройки дома в нем с 1875 года располагался Московский Главный архив МИД. Ныне на этом месте находится здание Российской Государственной библиотеки (бывшая Библиотека им. В. И. Ленина).
В Санкт-Петербурге мидовские архивы занимали помещения в здании МИД России на Дворцовой площади, построенном в 1828 году. АВП РИ, ф. Департамент личного состава и хозяйственных дел, оп. 463, д. 3888а, л. 1-1об.
Закон о Министерстве иностранных дел, принятый 3 июля 1914 г., закреплял установившееся за предшествующие годы положение архивов и их назначение.
Государственному архиву МИД предписывалось хранить документы, “относящиеся до особых внутренних дел и важнейших происшествий в империи”; в Санкт-Петербургском Главном архиве МИД должны были храниться акты и дела как бывшей Коллегии иностранных дел с 1801 по 1832 год, так и дела МИД, законченные производством и не требовавшиеся в повседневной текущей деятельности департаментов и заграничных учреждений Министерства; в Московском Главном архиве МИД следовало хранить государственные документы до 1801 года (1256-1801 гг.), особые внутренние государственные дела, трактаты с иностранными державами, грамоты европейских и азиатских государей и владельцев, дела Посольского приказа и Коллегии иностранных дел до 1801 года. В 1882 году в МГАМИД поступила часть дел Коллегии недипломатического характера за 1301-1830 годы.
Перед Октябрьской революцией 1917 г. архивы МИД по-прежнему составляли справки и готовили документы для нужд МИД России.
В 1916 году в читальном зале МГАМИД работало 110 исследователей. Комиссия печатания государственных грамот и договоров, состоящая при Архиве, в которой была сосредоточена вся его издательская деятельность, главной своей обязанностью “при настоящем положении русской исторической науки, - как писалось в отчете о работе МГАМИД за 1916 год, - признает опубликование описей архива и его библиотеки”. В 1914 году она издала первый том “Архива Царства Польского”. В 1915 году занималась подготовкой двух изданий: “Описание рукописей архивской библиотеки” и второго тома “Архива Царства Польского”. АВП РИ, ф. Отчеты по МИД, 1916 г., оп. 475, д. 147, л. 11.
В архивах продолжали трудиться высококвалифицированные специалисты. С 1886 по 1918 год (всего 32 года) прослужил в МГАМИД Сергей Алексеевич Белокуров (1867-1918). С 1898 года - делопроизводитель Белокуров фактически руководил Московским Главным архивом Министерства. Он был настоящим подвижником, великолепным историком, автором более 350 работ, архивистом, доктором церковной истории, сравнимым по научным исследованиям лишь с Н.Н.Бантыш-Каменским и А.Ф.Малиновским, прославленными архивистами ГКИД - МИД конца XVIII - начала XIX в. Под влиянием Белокурова архив “из убежища родовитых молодых людей, стремившихся к дипломатической карьере, сделался приютом для тех, кто интересовался исторической наукой и видел в чтении и изучении архивных документов не скучную, безжизненную работу, а смысл и содержание своей жизни”. Исторический вестник. Пг., 1919, с. 435.
Выразительная характеристика этого выдающегося русского историка и той атмосферы, в которой он трудился, приводится в статье М.М.Богословского “О трудах С. А. Белокурова по русской истории”: “Но не будучи ни историком-мыслителем, ни историком-художником, он был во всей чистоте - исследователем, разыскателем. Его ученая деятельность заключалась именно в собирании и разыскании фактов. Многие годы он был хранителем той громадной и драгоценной сокровищницы древних документов, которые скрывает Московский архив Министерства иностранных дел, и не ограничивался только обязанностями хранителя. В течение этих многих лет едва ли насчитывается много дней, когда бы он не работал над изучением хранимых документов. Входя в присутственную залу Архива, всегда можно было застать его за письменным столом, наклонившимся над какими-нибудь старинными рукописями... Все хранилище прошло через его руки и побывало неспешною чередою, документ за документом под его внимательным взором на его письменном столе. Он отчетливо знал весь архив: не было, вероятно, ни одного уголка в этом собрании, ни одного картона, книги или связки, о которой он не имел более или менее подробного представления. Какие бы подробные описи архива ни составлялись, они никогда не в состоянии заменить этого живого знания, а Сергей Алексеевич был именно этой драгоценной для каждого ученого живой описью архива. Пишущему эти строки, да и ему ли одному, часто приходилось обращаться к Сергею Алексеевичу за справками по поводу хранившихся в архиве документов, с вопросом о том, что можно найти в архиве... и ни разу ни один такой вопрос не остался без вполне исчерпывающего и обстоятельного ответа, без руководящего и точного указания.... Хорошо зная архив... Белокуров не был эгоистическим стражем тех сокровищ, при которых стоял, и щедро делился ими с ученым миром, постоянно издавая и публикуя хранящиеся в архиве документы, умножая таким образом находящийся в распоряжении науки запас фактического материала и обогащая его собиранием все новых и новых фактов”. Богословский М.М. Историография, мемуаристика, эпистолярия. М., 1987, с. 99.
После Февральской революции 1917 г. в Государственный архив МИД были свезены документы из Зимнего и Аничкова дворцов, а также Петергофа, Гатчины и Царского села. АВП РИ, ф. СПб. Главархив, оп. 718, д. 193, л. 1.
22 марта 1917 г. МИД представил Временному правительству докладную записку, в которой Петроградский (до 1914 года Санкт-Петербургский) Главный и Государственный архивы МИД оценивались как важные хранилища “общеполитического... и дипломатического значения”.
В сентябре 1917 г. Временное правительство, напуганное неудачами на фронте и развертывавшимися событиями в Петрограде, приступило к эвакуации ценностей из столицы. К ней были предназначены и документы архивов МИД России. Все они были разбиты на три части: одна направлялась в Москву, в помещение Московского Главного архива МИД, другая (в основном дела Госархива) - в Кирилло-Белозерский монастырь, в г. Кириллов, бывшей Новгородской губернии, а часть материалов осталась в Петрограде. АВП РИ, ф. Делопроизводство Архива внешней политики, оп. 1, д. 4, л. 2.
Реэвакуация архивных материалов из Кирилло-Белозерского монастыря и воссоединение разрозненных частей архивов были осуществлены уже при Советской власти. В 1921 г. все архивы бывшего МИД России были перевезены из Кирилло-Белозерского монастыря в Москву. В 1922 году была организована и передача в Москву оставшейся в Петрограде части Государственного и Петроградского Главного архивов бывшего МИД России.
К началу 20-х годов XX в. почти все архивы прежнего Министерства иностранных дел России были сконцентрированы в Москве и в соответствии с декретом Совета народных комиссаров РСФСР “О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР” от 1 июня 1918 г. стали составной частью Единого государственного архивного фонда (I секция ЕГАФ)
С 1920 года российские дипломатические архивы организационно были подчинены Госархиву РСФСР, который существовал до 1925 года, когда секционное деление ЕГАФ было ликвидировано, а все фонды Госархива РСФСР распределены между вновь созданными центральными государственными архивами. Материалы Санкт-Петербургского Главного архива МИД России вошли тогда на правах отдела в только что созданный Архив революции и внешней политики России XIX - начала XX в. Документы Московского Главного архива и Государственного архива МИД России были сконцентрированы в Древлехранилище московского отделения Центрального исторического архива РСФСР. В 1931 году Древлехранилище было преобразовано в Государственный архив феодально-крепостнической эпохи - ГАФКЭ, который по утвержденному в 1941 году положению о Государственном архивном фонде СССР получил название - Центральный государственный архив древних актов, с 1992 года - Российский государственный архив древних актов. Часть материалов из бывших архивов МИД оказалась в Центральном государственном архиве Октябрьской революции, ныне Государственный архив Российской Федерации. Центральный государственный архив древних актов. Путеводитель, ч. 1, М., 1946, ч. 1, М., 1991, Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), Путеводитель. М., 1994, т. 1.
В 1933 году Архив революции и внешней политики России XIX - начала XX в. был разделен на два самостоятельных центральных архива. До 1941 года оба этих архива существовали как самостоятельные научно-исследовательские учреждения, но имели общий читальный зал и единое хозяйственное руководство. В 1941 году они вновь объединяются в Центральный государственный исторический архив в Москве. Максаков В. Архив революции и внешней политики ХIХ и ХХ вв. Архивное дело, 1927, вып. ХII; Юрьев А. Госархив внешней политики и его политическое значение. Архивное дело, 1938, № 3 л. 116-124
Во время Великой Отечественной войны часть архивов бывшего царского МИД была эвакуирована в г. Куйбышев (ныне г. Самара).
В Наркомате по иностранным делам часто возникала необходимость в материалах дипломатических архивов МИД России, особенно при рассмотрении вопросов о формировании границ Российского государства, о характере отношений России с другими странами, о заключении с ними различных договоров и соглашений, учреждении российских дипломатических и консульских представительств за границей. Именно поэтому в 1946 году по постановлением Совета народных комиссаров СССР от 3 декабря 1945 г., архивы бывшего МИД России 1720-1917 гг., а именно: фонды Санкт-Петербургского Главного архива и часть собрания МГАМИД, относящаяся к деятельности Коллегии иностранных дел 1720 - 1832 гг., были переданы из НКВД, в ведении которого находились в то время все госархивы СССР, в НКИД, с марта 1946 г. - Министерство иностранных дел СССР, и подчинены Архивному, с конца 1958 г. - Историко-дипломатическому управлению МИД СССР - под названием Архив внешней политики России. Аналогичные материалы более раннего времени остались в Центральном государственном архиве древних актов - ныне Российском государственном архиве древних актов.
С февраля 1992 г. Архив внешней политики России стал называться Архивом внешней политики Российской империи. Архив располагается по адресу: 113093, г. Москва, ул. Большая Серпуховская, 15, тел. 236 52 01.
1 Полное собрание законов Российской империи (далее - ПСЗРИ), СПб., 1830, 1 собр. т. VI, № 3534.
2 АВП РИ, ф. Внутренние коллежские дела (далее - ВКД), оп. 2/6, д. 1, л. 260.
Там же, л. 32-32об. 3 Там же, л. 261-261об.
Богоявленский С.К. 200-летие бывшего Московского главного архива МИД. - Архивное дел. - вып. II. М.-Л., 1925, с. 3.
АВП РИ, ф. Приказные дела новых лет, оп. 15/1, 1720г., д. 3, б/л.
АВП РИ, ф. ВКД, оп. 2/6, д. 2057, л. 2/2об.
АВП РИ, ф. Административные дела (далее - АД), III-1, 1802г., д. 1, л. 3.
Автократова М.И., Буганов В.И., Сокровищница документов прошлого. М., 1986, с. 38.
О службе А.С.Пушкина в МИД см.:- Вестник МИД СССР.- 1988.- № 12, с. 66-74; Турилова С.Л. Автографы А.С.Пушкина в Архиве внешней политики России. - Дипломатический ежегодник.- М., 1992, с. 223-227. Она же. Пушкин на дипломатической службе. - Международная жизнь - 1999, № 6
Горяинов С. 1812 г. Документы Государтвенного и Санкт-Петербургского Главного архива. СПб., 1912, с. 3-11; Мазаев В.И., Чернецов А.В. Архив внешней политики России. - Новая и новейшая история. - 1978, № 6, с. 17.
АВП РИ, ф. СПб. Главархив, IV - 34, оп. 145, 1865 г., д. 1, л. 278.
Очерк Министерства иностранных дел. 1802-1902. СПб., 1902.
АВП РИ, ф. Департамент личного состава и хозяйственных дел, оп. 463, д. 3888а, л. 1-1об.
АВП РИ, ф. Отчеты по МИД, 1916 г., оп. 475, д. 147, л. 11.
Исторический вестник. Пг., 1919, с. 435.
Богословский М.М. Историография, мемуаристика, эпистолярия. М., 1987, с. 99.
АВП РИ, ф. СПб. Главархив, оп. 718, д. 193, л. 1.
АВП РИ, ф. Делопроизводство Архива внешней политики, оп. 1, д. 4, л. 2.
Центральный государственный архив древних актов. Путеводитель, ч. 1, М., 1946, ч. 1, М., 1991, Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), Путеводитель. М., 1994, т. 1.
Максаков В. Архив революции и внешней политики ХIХ и ХХ вв. Архивное дело, 1927, вып. ХII; Юрьев А. Госархив внешней политики и его политическое значение. Архивное дело, 1938, № 3 л. 116-124.

Geographical and cultural context

Mandates/Sources of authority

Administrative structure

Records management and collecting policies

Buildings

Holdings

There are also personal fonds of diplomats, a special collection of original treaties, and several other special collections.

Finding aids, guides and publications

A.I. Kuznetsov (Ed.), Ministerstvo inostrannyh del Rossii v gody Pervoj mirovoj vojny: Sbornik dokumentov [The Ministry of Foreign Affairs of Russia in the First World War: A Collection of Documents] (Tula 2014).

Access area

Opening times

Access conditions and requirements

Accessibility

Services area

Research services

Reproduction services

Public areas

Control area

Description identifier

Institution identifier

FUB

Rules and/or conventions used

Status

Level of detail

Partial

Dates of creation, revision and deletion

Language(s)

  • English
  • Russian

Script(s)

  • Cyrillic
  • Latin

Maintenance notes

Andrei Zamoiski, FUB, Anna Bohn.

Access points

Access Points

Primary contact

ул. Большая Серпуховская, 15
г. Москва
RU 113093